Мертвый период в жиме штанги лежа

Изучался мертвый период в жиме штанги лежа на 12 начинающих спортсменах. Применялась трехмерная видеосъемка и электромиография.   У всех участников эксперимента мертвый период начинался приблизительно через 0,2 с после начала движения штанги вверх.

 

van den Tillaar, R. The ”sticking period” in bench press /R. van den Tillaar, G. Ettema // Journal of Sports Sciences, 2010.– 28.– №5.– P. 529-535

ван ден Тиллар Р., Еттема Г.

"МЕРТВЫЙ ПЕРИОД" В ЖИМЕ ШТАНГИ ЛЕЖА

ABSTRACT

Целью данного исследования было изучение мышечной активности и трехмерной кинематики в фазу подъема при выполнении жима штанги лежа штанги на 12 начинающих спортсменах, с особым вниманием к мертвому периоду. Мертвый период было определен как первый период замедления движения вверх (т.е. от максимальной скорости штанги до первого локального минимума скорости штанги). У всех участников эксперимента существовал мертвый период во время фазы подъема штанги от груди, который начинался приблизительно через 0,2 с после первоначального движения вверх и длился около 0,9 с.

Электромиография показала, что мышечная активность основных мышечных групп существенно отличается в период, предшествующий мертвому периоду от активности в мертвый период и в период после мертвого периода. Возможной причиной возникновения мертвого периода является уменьшение потенциации сократительных элементов во время движения вверх вместе с ограничением деятельности грудных и дельтовидных мышц в течение этого периода.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: кинематика, электромиография, сила мышц, жим штанги

ВВЕДЕНИЕ

Жим лежа является одним из самых популярных упражнений, используемых в силовой подготовке для верхней части тела. Жим штанги выполняется лежа на скамье. Штанга сначала опускается на грудь, а затем толкается вверх, до тех пор, пока руки не будут полностью разогнуты в локтевых суставах (McLaughlin & Madsen, 1984). В успешных попытках штанга перемещается в положение, когда руки полностью разогнуты в локтевых суставах. Тем не менее, если вес очень большой, штанга не достигнет конечного положения, и попытка считается неудавшейся. McLaughlin & Madsen (1984) обнаружили, что в успешных попытках с максимальным весом (1RM), существует такой момент, при котором движение штанги вверх замедляется или даже полностью прекращается на короткий промежуток времени. Это соответствует первому локальному минимуму скорости (Tvmin) при движении штанги вверх (McLaughlin & Madsen, 1984) или мертвой точке «sticking point». Newton et al. (1997) и McLaughlin & Madsen, (1984) признали существование мертвой точки. McLaughlin & Madsen (1984) заявили, что в определенном положении верхней конечности, способность спортсмена производить силу может быть существенно меньше, чем в соседних положениях. Newton et al (1997) сообщили, что мертвая точка возникает при жиме штанги с отягощением 90% 1-RМ, но ее нет при подъеме легких весов. Они также сообщили, что мертвая точка возникает на расстоянии около 35-45% от общего перемещения от груди. Elliott et al. (Elliott, Wilson, & Kerr, 1989) показали, что мертвая точка у элитных спортсменов возникает только во время максимальных и сверхмаксимальных попыток и не во время субмаксимальными попыток (80% 1-RM). Следует отметить, что наступление мертвой точки не обязательно означает конец попытки в жиме. Скорее, она означает конец периода, в течение которого скорость уменьшается от максимальной до первого локального минимума (Elliott, Wilson, & Kerr, 1989). Таким образом, после прохождения мертвой точки, скорость штанги снова увеличивается. Период уменьшения скорости, также упоминается как мертвый период «sticking period» (Lander, Bates, Swahill, и Hamill, 1985) или мертвая зона «sticking region» (Elliott, Wilson, & Kerr, 1989). В течение этого периода, сила, с которой спортсмен воздействует на штангу меньше силы тяжести штанги, что приводит к замедлению движения штанги. Таким образом, при анализе жима лежа с функциональной точки зрения, лучше рассмотреть это как мертвый период («sticking period»), а не мертвую точку («sticking point»). Ранее было высказано предположение, что в мертвый период создаются невыгодные условия для развития механической силы, при этом длина и механические условия развития тяги мышц таковы, что их способность развивать усилие в этот период уменьшается (Elliott, Wilson, & Kerr, 1989; Madsen и McLaughlin, 1984). Newton et al. (1997) утверждают, что мертвый период возникает из-за потери добавочной силы в начале концентрической фазы движения. Повышение силы может быть вызвано потенцированием сократительных элементов мышцы вследствие эксцентричного движения вниз (см. обзор Herzog , Lee, & Rassier , 2006). Если эта добавочная сила теряется в течение короткого периода, человек становится (условно говоря) слабее во время концентрической части жима штанги лежа, который в свою очередь может привести к возникновению мертвого периода (ван ден Tillaar & Ettema, 2009).

Elliott, Wilson, & Kerr, (1989) выполнили биомеханический анализ с акцентом на мертвый период. Они обнаружили, что в мертвый период, локти двигались латерально, а McLaughlin, (1985) предположил, что локти двигаются медиально, и что это могло бы повлиять на момент внешней силы относительно локтевого сустава. Кроме того, Elliott, Wilson, & Kerr, (1989) обнаружили, что мертвый период вызван не увеличением внешнего момента относительно плечевого или локтевого суставов, а уменьшением активности основных мышц (длинной головки трехглавой мышцы плеча, передней дельтовидной, грудиной части большой грудной мышцы) в этот период. Однако Elliott, Wilson, & Kerr, (1989) дали только общее описание электрической активности мышц, без анализа подробности их работы на отдельных этапах при выполнении жима штанги лежа. Они изучали элитных спортсменов. Разница в уровне мастерства может объяснить расхождение результатов исследований McLaughlin, (1985) и Elliott, Wilson, & Kerr, (1989).

Таким образом, в литературных источниках дан ряд объяснений возникновения мертвого периода: изменение плеча внешней силы, зависимость развиваемой силы от углов в суставах, снижение эффекта эксцентрической мышечной потенциации, и активации других мышц (которые могут быть связаны с другими механизмами). Насколько нам известно, электрическая активность мышц изучалась недостаточно. Только Elliott, Wilson, & Kerr, (1989) описали эти модели, в общих чертах. Посредством визуального осмотра, они указали, что основные мышцы в жиме лежа достигают максимальной активации в начале фазы подъема штанги, и что этот уровень был практически неизменными на протяжении всего подъема штанги. Тем не менее, они не сравнивали мышечную активность в разные периоды жима штанги лежа.

Целью настоящего исследования состояла в том, чтобы углубить наше понимание мертвого периода. Мы исследовали мышечную активность в фазе подъема штанги в течение успешного 1-RM жима лежа у начинающих атлетов. Было высказано предположение, что мышечная активность основных мышц будет ниже в течение мертвого периода, по сравнению с уровнем активности, проявленной ими до и после него.

МЕТОДИКА

Двенадцать мужчин (возраст 21,9±1,7 лет, массой 80,7±10,9 кг, ростом 1,79±0,07 м), имеющих не менее одного года занятий жимом штанги лежа (тренировки один или два раза в неделю) участвовали в этом исследовании. Исследование отвечает требованиям местного комитета медицинских исследований этики и текущего норвежского законодательства.

ПРОЦЕДУРА

После общей разминки верхней части тела, участники выполняли стандартный протокол жима штанги лежа (ван ден Tillaar & Ettema , 2009). Вначале участники выполняли жим штанги лежа (20 кг) 40 раз (* 20% 1-RM), а затем две серии из шести повторений на 40% 1-RM , одна серия из трех повторений на 60% 1-RM , затем одну серия из двух повторений на 75% 1-RM, и одну серия из двух повторений на 85% 1-RM, и одну попытку 100% 1-RМ. Значение 1-RM было установлено на основе информации, предоставленной участниками при выполнении жима штанги лежа на максимум, выполненного в предыдущие 6 месяцев. Пауза между сериями составляла 3-5 мин., чтобы избежать утомления.

Если жим штанги с максимальным весом был успешным, то масса штанги увеличивалась на 2,5 кг, если он был не успешным – уменьшалась. Таким образом, в общей сложности были выполнены три попытки. Для дальнейшего анализа использовалась попытка, выполненная с максимальным весом. Участники выполняли традиционный жим лежа (опускание и подъем штанги), не делая паузы после опускания штанги. Тем не менее, участникам не разрешали выполнять «отбив» штанги от груди и не разрешили поднимать нижнюю часть спины со скамейки.

ИЗМЕРЕНИЯ

Посредством 3D-системы захвата движения (Qualysis, Гетеборг, Швеция) в трех плоскостях измерялись координаты маркеров. Восемь камер (500 Гц) отслеживали положение отражающих маркеров (2,6 см в диаметре) на следующих анатомических ориентирах на каждой стороне тела: латеральный конец акромиона, латеральный надмыщелок локтя и шиловидный отросток локтевой кости. Один маркер был прикреплен к верхней части грудины и два маркера – на середину штанги, на расстоянии 0,2 м друг от друга, чтобы измерить смещение штанги. На основе линий, соединяющих центры отражающих маркеров, для каждой попытки были определены углы, соответствующие отведению и приведению плеча относительно горизонтали, отведению и приведению плеча, а также сгибанию и разгибанию предплечья в локтевом суставе (рис. 1).

Мертвый период в жиме штанги лежа

Рис. 1. Межзвенные углы, измеренные во время жима штанги лежа

Таким образом, эти углы были оценены на основе анатомических углов. Все расчеты были выполнены в Matlab 7.0. Начальный момент времени (T0) определялся как момент, когда штанга находилась в самом низком положении (на груди). ЭМГ-сигналы были измерены на обеих верхних конечностях с помощью поверхностных электродов (DE-2,3 , Delsys, Boston, Массачусетс) и беспроводной системы ЭМГ (Myomonitor IV, Delsys , Boston, Массачусетс). Электроды крепились на середине брюшка длинной головки трехглавой мышцы плеча (long head of the triceps brachii), передней дельтовидной (anterior deltoid), грудинной части большой грудной мышцы (sternal portion of pectoralis major) и двуглавой мышцы плеча (biceps brachii). Перед прикреплением электродов, кожа была выбрита и очищена спиртом. К каждому электроду добавлялось небольшое количество проводящего геля, чтобы уменьшить кожное сопротивление. Коэффициент ослабления синфазного сигнала составлял 92 дБ, а входное сопротивление между каждой парой электродов было больше, чем 1015 Ом.  Сигналы ЭМГ регистрировались с частотой 1000 Гц и были синхронизированы с кинематическими данными. ЭМГ и 3D-кинематика были синхронизированы с помощью сигнала, поступающего с гониометра (Delsys, Boston, USA), вмонтированного в пол, который начинал работать, когда начинался подъем. Этот сигнал был записан на обеих системах одновременно. Выполнялась полосовая фильтрация сигналов (20-450 Гц), затем данные очищались и интегрировались (для интеграции использовался фильтр скользящего среднего с шириной 100 мс). Для нормализации активности мышц с 1-RM использовались три изометрических упражнения. 1. Сокращение двуглавой мышцы плеча, при угле в локтевом суставе 90 град в положении стоя. 2. То же положение, но спортсмен толкал штангу вниз как можно сильнее. 3. Изометрический жим штанги лежа. Каждое изометрическое упражнение выполняли дважды с максимальным усилием и самой высокой ЭМГ-активностью, усредненной за период в 1 с. Это было использовано как основа для нормализации мышечной деятельности во время жима штанги лежа с максимальным отягощением. Нормализация была выполнена, чтобы получить примерное представление того уровня, на котором мышцы были активны. Для сравнения мышечной активности во время подъема штанги, были выделены три периода. Первый период (pre-sticking period) начинался от точки, соответствующей самому низкому положению штанги (T0) до достижения штангой максимальной скорости (TVmax). Второй период (sticking period) начинался от момента достижения штангой максимальной скорости до минимума вертикальной скорости штанги (Tvmin) и третий период (post-sticking period) начинался с момента, когда вертикальное ускорение штанги снова становилось положительным (после мертвого периода), с той же длительностью периода как у второго периода. Для сравнения активность мышц были усреднена для каждого из этих трех периодов. Эти три периода были использованы для выявления различий в мышечной деятельности, которая может быть ответственна за увеличение или уменьшение скорости штанги.

СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Для оценки различий в мышечной активности во время жима лежа движения, мы использовали однофакторный дисперсионный анализ (ANOVA). Когда предположение о нормальности не соблюдалось, применялся критерий Huyn – Feldt для P- значений. Парный t-критерий Стьюдента для повторных измерений был использован для выявления различий в мышечной деятельности между левой и правой стороной тела. Статистическая значимость была установлена на уровне P <0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Средний вес, который успешно был поднят участниками с отягощением  1-RM, был равен 99±16 кг. Восемь участников успешно подняли вес,  соответствующий их максимуму, а двое подняли больше, чем их предполагаемый максимум. Четыре участника выполнили жим со штангой на 2,5-5 кг меньше, чем их предполагаемый максимум, после этого они снова пытались поднять один или два раза этот вес.

Мертвый период в жиме штанги лежа

Рис. 2. Перемещение штанги, вертикальная скорость и ускорение штанги, а также межзвенные углы в успешной попытке с максимальным весом 1-RM при выполнении жима штанги лежа до, во время и после мертвого периода.

Таким образом, они не устали перед выполнением жима штанги с 1-RM. У каждого участника был зафиксирован мертвый период при подъеме штанги максимального веса вверх. На рисунке 2 показан типичный пример изменения перемещения, скорости штанги и ускорения штанги во время жима штанги лежа (мертвый период длился от TVmax до Tvmin). После Tvmin, скорость вновь увеличивается, и восемь участников получили четко выраженную более высокую скорость после Tvmin. Четыре участника испытали лишь незначительное увеличение скорости. Время достижения максимальной скорости, которая считалась первым максимумом при подъеме штанги вверх, было равно в среднем 0,19 с (6 % от общего времени подъема штанги вверх), табл.1.

Таблица 1 - Отобранные параметры во время жима штанги лежа

ПеременныеАбсолютные значенияОтносительные значения,%Время, с
Абсолютные значенияОтносительные
Максимальное значение ускорения штанги, м/с22,83±1,280,015±0,037
Максимальное значение скорости штанги, м/с0,26±0,080,193±0,078
Высота подъема штанги при достижении Vmax, м0,028±0,0117,7±30,193±0,0786,1±3,3
Высота подъема штанги при достижении Vmin, м0,117±0,04934,2±91,051±0,5130,3±11

Примечание: относительные значения представлены в процентах от максимального значения в течение той же попытке

Мертвый период длится около 0,86 с (24,4 % от времени подъема штанги) и Vmin достигается приблизительно через 1,05±0,5 с после начала движения на высоте 0,12 м (34% от общей высоты подъема штанги). Поскольку никаких существенных различий не наблюдалось (P>0.05) между суставными углами на левой и правой сторонах тела при T0, при достижении максимальной скорости штанги (TVmax), и при достижении Tvmin, для дальнейшего анализа были использованы усредненные углы в эти моменты.

Мертвый период в жиме штанги лежа

Рис. 3. Типичное развитие мышечной активности (нативная и интегрированная ЭМГ) mm. pectoralis major, triceps, biceps и deltoid при выполнении жима штанги лежа с максимальным отягощением

В мертвый период, угол отведения плеча (shoulder abduction) увеличивался в среднем на 6 град, угол приведения плеча от горизонтали (horizontal shoulder adduction) увеличился на 23 градуса, а угол сгибания локтя (elbow flexion) увеличивался в среднем 14 градусов относительно TVmax в Tvmin (рис. 2 и таблица 2). ЭМГ (рис. 3) показала, что существуют значительные различия в мышечной активности во время жима лежа (рис. 4).

Таблица 2 - Средние значения межзвенных углов и ошибка среднего при нижнем положении штанги (T0), достижении максимальной скорости (TVmax) и первом локальном минимуме скорости штанги (Tvmin)

Межзвенные углыT0TVmaxTvmin
Shoulder abduction60,8±3,365,4±3,771,3±3,4
Horizontal shoulder adduction128,7±2,0122,0±2,789,7±3,4
Elbow flexion77,5±3,382,1±3,296,0±3,3

Примечание: все значения углов значимо различаются в различные моменты времени, то есть в моменты T0, TVmax и Tvmin

Не было значимых различий между мышечной активностью правой и левой стороны тела. Поскольку целью исследования было не рассмотрение различий между правой и левой сторонами тела, данные для обеих сторон были усреднены и использовались в дальнейшем анализе.

Однофакторный дисперсионный анализ ANOVA показал значимые различия уровня мышечной активности в течение трех периодов: biceps (F2,22=7,15, P=0,013), pectoralis major (F2,22=6,72, P=0,005) и deltoideus (F2,22=5.07, P=0,024). Постфактум сравнения показали, что активность грудных и дельтовидных мышц значительно увеличилась в мертвый период и «post-sticking» период. Двуглавая мышца показала обратное. Ее активность значительно уменьшилась в мертвый период по сравнению с «pre-sticking» периодом (рис. 4).

Мертвый период в жиме штанги лежа

Рис. 4. Среднее значение и ошибка среднего нормализованной мышечной активности mm. pectoralis major, triceps, biceps и deltoid при выполнении жима штанги лежа с максимальным отягощением в период, предшествующий мертвому периоду (pre-stiking), в мертвый период (sticking period) и период, после мертвого периода (post-sticking period). Примечание: максимальное изометрическое напряжение было использовано для нормализации, которое показывало высокий, но не всегда максимальный уровень ЭМГ. Таким образом, 100% не означает максимальных значений. * – значимые различия в мышечной активности между этими двумя периодами.

ОБСУЖДЕНИЕ

В этом исследовании, мы исследовали мышечную деятельность четырех мышц в фазу подъема жима штанги лежа в «мертвый период». Для трех из четырех исследованных мышц, изменения произошли в разные периоды относительно мертвого периода. У всех участников эксперимента был зафиксирован мертвый период при выполнении жима штанги с отягощением 1-RM, что соответствует данным литературы (Elliott et al., 1989; Hamilton, 1995; Lander et al., 1985; Madsen & McLaughlin, 1984; McLaughlin & Madsen, 1984; Newton et al., 1997).

Мертвый период начинается через 0,2 с после начала движения штанги вверх, об этом также сообщил Lander et al. (1985). Он возникает несколько раньше, чем у элитных спортсменов, у которых он появляется через 0,34 с (Elliott et al., 1989). Время мертвого периода составляет 24%, что соответствует данным других исследователей (Elliott et al., 1989; Lander et al., 1985; McLaughlin & Madsen, 1984; Newton et al., 1997).

Полученные нами данные об изменении межзвенных углов сопоставимы с данными других исследователей. Отведение плеча увеличивается с 60 до 71 град (табл. 2), что согласуется с данными Elliott et al. (1989). Угол в локтевом суставе увеличивается во время движения от 77 град (Т0) до 96 град в момент достижения минимальной скорости (Tvmin) (табл. 2). Это находится в соответствии с данными спортсменов, которые использовали узкий хват (Lander et al. 1985). В мертвый период возрастает отведение плеча, а локти отводятся в сторону, на что также обратили внимание  Elliott et al. (1989) and Lander et al. (1985).

В текущем исследовании ширина хвата не контролировалась, что могло повлиять на производительность спортсменов. Ранее предполагалось, что в мертвый период существуют плохие предпосылки для развития силы, которые зависят от длины мышц  и механических условий (возможно – морфометрических характеристик мышц А.В. Самсонова), поэтому их способность производить усилие в этот период уменьшается (Elliott et al., 1989; Madsen & McLaughlin, 1984). Тем не менее, Elliott et al. (1989) обнаружили, что плечи внешних сил относительно локтевого и плечевого суставов в этот период уменьшаются. В текущем исследовании, участники также перемещали штангу ближе к плечевому суставу, на что указывает повышенное отведения плеча в мертвую фазу, что привело к снижению горизонтального расстояние штанги от оси плечевого сустава  (van den Tillaar & Ettema, 2009). Это было похоже на изменение суставных углов, о которых сообщил Elliott et al. (1989), что приведет к уменьшению внешних моментов силы относительно плечевого и локтевого суставов в течение мертвого периода. Такие факторы, как моменты силы тяги мышц, зависимости «сила-длина» и «суставной угол – длина мышцы» могут создать плохие предпосылки для развития силы в мертвую фазу. Однако это не было рассмотрено в настоящем исследовании. Elliott et al. (1989) обнаружили, что нет существенных различий в мышечной активности в разные фазы подъема штанги, и предположили, что появление мертвого периода вызвано уменьшением энергии упругой деформации последовательных упругих компонентов мышцы и плохими условиями производства механической силы.

Однако в данном исследовании доказано, что активность грудных и дельтовидных мышц в мертвый период увеличивается, в то время как активность двуглавой мышцы плеча снизилась относительно периода, предшествующего мертвому периода. Аналогичная картина активности дельтовидной и грудной мышцы характерна для жима гантелей и жима штанги лежа с интенсивностью 6RM (Welsch, Bird, & Mayhew, 2005). Низкая активность дельтовидной и грудной мышц в мертвый период, в период, когда усилия максимальны, парадоксальны на первый взгляд. Тем не менее, мы предлагаем новую гипотезу, которая требует дальнейших исследований, чтобы ее проверить. Если нужно поднимать определенный вес, выполняя движения в цикле «растяжение-укорочение» сократительная система вызывает потенциацию при растягивании и способна работать лучше в течение короткого времени (т.е. производить больше силы в ранний период укорочения). Это приводит к повышению абсолютной силы в начале сокращения. Потенцирующий эффект полностью теряется примерно через 300 мс при выполнении типовых силовых задач (Walshe, Wilson, & Ettema, 1998). Выход дополнительной энергии за счет упругой компоненты, который может произойти во время сокращения после растяжения, кажется, менее важен, так как его выход полностью зависит от силовых переменных и, таким образом на взаимодействии между требованиями задачи и способности мышц развивать силу. Мы не спорим, что упругая энергия последовательного компонента может быть использована для повышения производительности. Однако это больше относится к времени работы мышц и выхода этой работы в совместных движениях по повышению ее эффективности, а не по увеличению общего количества механической энергии (см., например, Bobbert , 2001).

Мы полагаем, что, перемещая данный вес с посредством цикла «растяжение – сокращение», мышцы активны в пределах, необходимых для перемещения веса. Во время движения, способность сократительной системы уменьшается (снижается эффект потенцирования), в результате чего снижается скорость движения. Далее повышение активности основных мышц требуется, чтобы избежать полной остановки и отказа от выполнения движения. Такое усиление активности будет происходить логически с определенной временной задержкой (нервной), к концу мертвого периода. Другими словами, повышение активности мышц, обнаруженное в этом исследовании, происходит как реакция и компенсация механического ослабления мышц в течение мертвого периода.

Предположение о существовании этого механизма состоит в том, что деятельность отдельных мышц во время максимального усилия не обязательно максимальна. Это возможно потому, что во время максимальных усилий (например, при понятии штанги с отягощением 1-RM) представляет собой координированные действия мышц, что вряд ли возможно, если основные мышцы, участвующие в жиме будут полностью активированы в течение всего времени движения.

В случае неудачной попытки при максимальной активности основных мышц в фазе подъема отказ может произойти во время или в конце мертвого периода, потому что увеличение активности не может компенсировать уменьшение потенциации. Другими словами, мы полагаем, что мертвый период имеет место не из-за отсутствия механической мышечной силы как таковой, а потому, что сила уменьшается в результате задержки нервной реакции. Это движение и нейронной узор, в жиме штанги лежа, как можно видеть зависит от механизма, который вызывает ослабление мышц. Эффект потенциации не обязательно исчезает после изометрической «паузы» в самой низкой точке в жиме лежа Wilson, Elliott, & Wood, 1991, так как повышение силы может присутствовать (но не уменьшение) в течение достаточно длительного времени при выполнении изометрического сокращения после растяжения (Herzog et al., 2006). Очевидно, что необходимы дальнейшие исследования, чтобы проверить, правдоподобность этой гипотезы. Например, сравнить жим штанги лежа и изометрический жим.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Электромиографический анализ активности мышц во время жима штанги лежа с максимальным отягощением показал, что мышечная активность основных мышц существенно изменилась в мертвый период относительно фаз предшествующих и последующих мертвому периоду. Возможный механизм, объясняющий существования мертвого периода является уменьшение потенциации сократительных элементов во время движения вверх вместе с ограниченным деятельности грудных и дельтовидных мышц в течение этого периода.

REFERENCES

1. Bobbert, M. F. (2001). Dependence of human squat jump performance on the series elastic compliance of the triceps surae: A simulation study. Journal of Experimental Biology, 204, 533–542.

2. Elliott, B. C., Wilson, G. J., & Kerr, G. K. (1989). A biomechanical analysis of the sticking region in the bench press. Medicine and Science in Sports and Exercise, 21, 450–462.

3. Hamilton, N. (1995). Bar path in the bench press by wheelchair athletes. International Journal of Adapted Physical Educational Research, 2, 61–69. Herzog, W., Lee, E. J., & Rassier, D. E. (2006). Residual force enhancement in skeletal muscle. Journal of Physiology, 574, 635– 642.

4. Lander, J. E., Bates, B. T., Swahill, J. A., & Hamill, J. (1985). A comparison between free-weight and isokinetic bench pressing. Medicine and Science in Sports and Exercise, 17, 344–353.

5. Madsen, N., & McLaughlin, T. (1984). Kinematic factors influencing performance and injury risk in the bench press exercise. Medicine and Science in Sports and Exercise, 16, 376– 381.

6. McLaughlin, T. M. (1985). Grip spacing and arm position. Powerlifting USA, 8, 24. McLaughlin, T. M., & Madsen, N. H. (1984). Bench press techniques of elite heavyweight powerlifters. NSCA Journal, 6, 44–65.

7. Newton, R. U., Kraemer, W. J., Ha¨kkinen, K., Humphries, B. J., & Murphy, A. J. (1996). Kinematics, kinetics, and muscle activation during explosive upper body movements. Journal of Applied Biomechanics, 12, 31–43.

8. Newton, R., Murphy, A. J., Humphries, B., Wilson, G., Kraemer, W., & Ha¨kkinen, K. (1997). Influence of load and stretch shortening cycle on the kinematics, kinetics and muscle activation that occur during explosive upper body movements. European Journal of Applied Physiology, 75, 333–342.

9. Van den Tillaar, R., & Ettema, G. (2009). A comparison of kinematics and muscle activity between successful and unsuccessful attempts in bench press. Medicine and Science in Sports and Exercise, 41, 2056–2063.

10. Walshe, A. D., Wilson, G. J., & Ettema, G. J. (1998). Stretch– shorten cycle compared with isometric preload: Contributions to enhanced muscular performance. Journal of Applied Physiology, 84, 97–106.

11. Welsch, E. A., Bird, M., & Mayhew, J. L. (2005). Electromyographic activity of the pectoralis major and anterior deltoid muscles during three upper-body lifts. Journal of Strength and Conditioning Research, 19, 449–452.

12. Wilson, G. J., Elliott, B. C., & Wood, G. A. (1991). The effect on performance of imposing a delay during a stretch–shorten cycle movement. Medicine and Science in Sports and Exercise, 23, 364– 370.

2010_R_Tillaar_G_Ettema.pdf